Все левые Греции — дети Октябрьской революции

СИРИЗА была создана из разных политических партий левой ориентации. Мы предложили разным левым партиям объединиться на общей левой платформе. Сейчас мы находимся в правительстве и у нас есть коалиция в парламенте.

Почему ваша партия находится в коалиции с консерваторами?

Коалиция с консерваторами была необходима . Для того, чтобы сформировать правительство, в Греции необходимо 151 кресло в парламенте, а у нас было приблизительно 145.

Левая СИРИЗА у власти! Это же уникальная ситуация для современного Евросоюза. Как такое стало возможным?

Начну с того, что все мы, все левые партии в Греции, – дети Октябрьской революции.  Октябрьская революция – наша общая историческая мать. И мы объединили греческих левых!  Наша двухпартийная политическая система находилась в коллапсе, и она была коррумпирована. Греческое общество было против антинародных мер, а мы предложили людям нашу левую программу. Они поверили нам и проголосовали за нас

А что можно сказать о пропаганде, которая ведется против СИРИЗЫ со стороны правых сил и некоторых левых партий?

Многие сейчас стараются скрыть наши успехи и, в частности то, что мы пытаемся дать политические права всем, поддерживаем здравоохранение и открываем двери больниц бесплатно для всех. Мы восстанавливаем доступное образование для каждого. Мы сейчас имеем не только детские сады, но и школы для детей от 4-х лет. Мы также поддерживаем 14-летнее образование. Наша партия отстаивает права ЛГБТ на вступление в брак и право каждого гражданина иметь работу и пользоваться здравоохранением. Многие удивляются, когда узнают это, но нам удалось снизить безработицу с 26 до 22 %.

Какова идеологическая основа вашей партии? Есть ли какая-нибудь «генеральная» идеологическая линия?

Наш главный лозунг:  «Люди важнее прибыли!» Это очень важно, ведь мы делаем политику для большинства, а не для нескольких богатых людей, которые стремятся контролировать страну и ,к сожалению,  контролируют ее даже сейчас. Мы пытаемся привести простых людей в правительство, объяснять людям, что они являются хозяевами греческого государства, и у нас это получается. Сейчас мы имеем очень честный и открытый для общественной критики парламент. Я верю, что сейчас величайшие времена демократии в Греции, и на сегодняшний день Греция – образец демократии для всего мира. Это то, во что я верю.

 А какие отношения с другими левыми партиями?

 Мы верим в демократическую левую альтернативу. Мы начинали как альтернатива сталинистам и социал-демократам. Мы принимаем все идеи демократического социализма. Мы не хотим не только правых тоталитариев, мы не хотим и левых тоталитариев.  Мы пытаемся вести образовательную работу среди молодежи , чтобы она поддерживала демократию в полном смысле этого слова.

Как вы оцениваете шансы партии на следующих выборах?

Мы верим, что наше будущее зависит не от политических решений, хотя и от них тоже. Но мы понимаем, что все политическое развитие Европы – часть нашего будущего и считаем своей целью уничтожения неолиберализма. И мы решили вступить в коалицию с социал-демократами. Чтобы они отбросили свое сотрудничество с консерваторами и перестали поддерживать неолиберальную политику против европейских трудящихся масс. Мы хотим сделать союз между социал-демократами, «зелеными» и другими левыми для уничтожения неолиберализма в Европе. Это очень важно для нас, потому что правые силы стараются формировать свою повестку. Это видно по выборам в Польше, Австрии и Франции. А нам это не нравится.

Какое самое большое отличие между вашей партией и другими греческими левыми?

Самое главное различие – это то, как мы видим свое будущее: только в одной стране или во всей Европе. Остальные левые партии имеют будущее только в Греции. Мы стараемся быть частью европейского политического процесса, а они нет. Мы понимаем, что будущее Европы и в наших руках тоже, в руках левого правительства Греции. Я верю, что у нас есть общее будущее в объединенной Европе от уральских гор до Ирландии. Можно верить мне или нет, но у нас есть общие  чувства, общая история, общие привычки.  И у  нас есть общее будущее.  Мы не хотим границ и войн, но мы хотим гражданских прав и свободы слова. И я думаю, что в исторической перспективе мы сможем это сделать.

Показать комментарии