Оставайтесь сильными и держите голову высоко. Интервью с Бьёрном Райхелем.

Партия «Левые» (Die Linke) является одной из крупнейших партий в Германии. На выборах в Бундестаг немецкие «Левые» получили почти 12% голосов, сформировав третью по численности фракцию в немецком парламенте. В сентябре этого года у Левых есть шанс повторить свой успех и дать достойный бой правой партии Альтернатива для Германии, набирающей популярность в восточной Германии — вотчине Левой партии. Новый Товарищ публикует интервью с с ассистентом депутата Европарламента от Левой партии Бьёрном Райхелем.

П.К.: Для начала, расскажите немного о себе.

Б.Р.: Меня зовут Бьёрн Райхель (Björn Reichel) и  мне 33 года. Я член немецкой партии  DIE LINKE (ЛЕВЫЕ) и ассистент  доктора Корнелии Эрнст (Dr. Cornelia Ernst), которая явлется членом Европарламента. На данный момент я живу в саксонском городе Лейпциге в Германии.

П.К.:  Расскажите немного о том, как была создана DIE LINKE? Как вы можете охарактеризовать «политическое лицо» партии?

Б.Р.:  (DIE LINKE. — также называемая Linkspartei [Левая партия]) — это политическая партия в Германии, которая была основана 16 июня 2007 года в результате слияния откола от Социал-демократической партии, Избирательной альтернативы социального равенства (WASG) и Партии демократического социализма. Последний шаг в этом направлении был сделан в июне 2005 года путем переименования  Партии демократического социализма (наследницы Социалистической единой партии Германии – правящей партии ГДР) , которое состоялось «в интересах нового левого движения в Германии». Чтобы представить обе стороны, происходящие из Восточной и Западной Германии в исполнительных органах партии, было создано двойное руководство «Doppelspitze» (двойная вершина), которое сохраняется по сей день.

П.К.:  Товарищ, расскажите нам об идеологических корнях вашей партии.

Б.Р.:  Идеологические основы партии весьма многогранны, благодаря объединению обеих сторон о которых я говорил ранее. Основная часть нашей идеологии — это демократический социализм в сочетании с несколькими аспектами коммунистической идеологии.

Наша ближайшая цель — достичь социального равенства для всех, то есть реорганизовать государство в классическое государство всеобщего благосостояния, которое заботится обо всех людях

П.К.:  Каковы основные цели партии на сегодняшний день и как вы можете охарактеризовать её стратегическую цель? Я имею в виду, какова политическая программа-минимум и программа-максимум?

Б.Р.:  Наша ближайшая цель — достичь социального равенства для всех, то есть реорганизовать государство в классическое государство всеобщего благосостояния, которое заботится обо всех людях (всех классах). Наша стратегическая цель – построение демократического социализма в Германии.

П.К.:  Каковы методы достижения партией своих целей?

Б.Р.:  Прежде всего, мы – партия и являемся частью парламентской демократии. Поэтому мы пытаемся быть избранными и взять на себя роль оппозиции, чтобы выдвинуть нашу программу и попытаться повлиять на другие партии. К примеру, минимальная заработная плата. В течение многих лет мы ставили эту повестку дня с требованием установить минимальную заработную плату, продвигали в парламенте эту идею, и в прошлом году ее установило правительство, которое состоит из коалиции социал-демократов и христианских консерваторов. Мы также поддерживаем низовые левые инициативы (не только деньгами, но и с учетом имеющихся у них других потребностей) и разнообразные левые общественные движения для достижения этой цели.

П.К.:  Бьёрн, мы много слышали о том, что в вашей партии существуют и работают вместе сторонники разных направлений левой мысли. Как они это делают? Правда ли, что в партии существуют разные «идеологические платформы»? Расскажите нам более подробно, пожалуйста.

Б.Р.: У нас много внутрипартийных групп, которые чаще всего называют платформами или форумами.

  • Антикапиталистические левые (Antikapitalistische Linke) представляют тех, кто критикует участие в коалиционных правительствах. Они считают, что участие государства должно зависеть от ряда минимальных критериев (включая отсутствие приватизации, участия в войне и сокращение расходов на социальное обеспечение). Эта группировка стремится позиционировать партию решительно против любой формы капитализма. Наиболее известными представителями этой группы являются Сара Вагенкнехт, Тобиас Пфлюгер, Корнелия Хирш и Улла Йелпке.
  • Коммунистическая платформа (Kommunistische Plattform) была первоначально сформирована как объединение бывших членов ПДС. Она менее критична к Германской Демократической Республике, чем другие группировки, и придерживается ортодоксальных марксистских позиций. «Стратегической целью» этой платформы является «построение нового социалистического общества с использованием положительного опыта реального социализма и извлечение уроков из ошибок». Основным лидером этого течения является Сара Вагенкнехт, которая находится в Национальном комитете Левой партии. В мае 2008 года в Платформе было около 961 член — около 1% от общего числа членов партии.
  • Социалистические левые (Sozialistische Linke) были сформированы в августе 2006 года и состоят из левых экономистов-кейнсианцев и коммунистов-реформистов, а также революционного социалистического течения Маркс21. Группа стремится сориентировать партию на рабочее движение. Многие лидеры Социалистических левых раньше были членами Избирательной альтернативы социального равенства. Социалистические левые симпатизируют Голландской социалистической партии и Итальянской партии коммунистического возрождения.
  •  Демократический социалистический форум (Forum demokratischer Sozialismus) — это демократическая социалистическая фракция, которая изначально была частью ПДС. Она поддерживает участие в коалиционных правительствах и по своей программе близка к Реформистской левой сети.
  •  Левая реформистская сеть (Netzwerk Reformlinke) была первоначально сформирована в 2003 году как одно из течений в Партии демократического социализма. Она продвигает социал-демократические позиции и поддерживает сотрудничество с Социал-демократической партией Германии и Альянсом «90 / Зеленые». Одним из видных членов сети был Петра Пау, вице-президент Бундестага. На данный момент эта платформа не функционирует.
  • В дополнение к основным платформам, ряд крайне левых групп присоединились к Die Linke и ее предшественникам (ПДС и WASG), включая Linksruck (более известной как Маркс21). Также к нам присоединилась троцкистская «Социалистическая альтернатива» (SAV), но заявки некоторых ее лидеров, включая Люси Редлер, на членство в партии были первоначально отвергнуты (но в конце концов Редлер была принята в партию). Дер Функе (Der Funke), сторонники международной марксистской тенденции (IMT) в Германии, придерживаются тактики энтризма в Die Linke, так же делает аффилированная с Четвёртым Интернационалом Международная социалистическая организация (ISO), образованная путем слияния Международных социалистических левых (ISL) и Революционной социалистической лиги (RSB). Другие левые группы, такие как Германская коммунистическая партия (DKP), создали с нами местные союзы, но не присоединились к партии. Ассоциация солидарности и перспективы (VsP) также поддерживает Die Linke.

Обычно мы проводим обсуждение важных вопросов. Эти дискуссии публикуются разными платформами. Но время от времени некоторые платформы устраивают мероприятия, где мы можем пообщаться лично. Мы не всегда приходим к единому мнению и если это так, делегаты на  партийных собраниях должны решить, какая из точек зрения лучше. Имейте в виду, что не все члены партий являются участниками внутрипартийных платформ. Если говорить прямо, очень небольшое количество наших членов.

П.К.:  Die Linke сотрудничает с другими левыми силами в Германии?

Б.Р.: Да, если это касается организаций, не входящих в парламенты (у нас федеральная структура, и у  каждой территориальной единицы есть свой парламент). Но кроме нас, нет левых партий, которые имеют значительное влияние. У нас есть коммунистическая партия, а также партия марксистов и ленинистов, но их программа недостаточно прогрессивна для того, чтобы можно было с ними сотрудничать. Они до сих пор верят в то, что мы живём в Западной Германии 1970-х годов.

Но замечу, что ответ на этот вопрос —  скорее моё персональное мнение, а не партийная позиция.

П.К.:  А как насчет международного сотрудничества?

Б.Р.:  Мы являемся членами Партии европейских левых, которая в настоящее время включает в себя 27 партий-участников, 8 наблюдателей и 3-ёх партнеров из 25 европейских стран. Мы также сотрудничаем с новыми левыми и  прогрессивными партиями, такими как Razem (Польша), Zmena (Чешская Республика) и низовыми левыми инициативами по всей Европе, которые нуждаются в помощи.

Мы должны оставаться сильными в борьбе против правых сил, используя для этого все необходимые средства. Мы должны быть сильными в нашей борьбе за социальную справедливость и открытые границ, даже если мы потеряем голоса из-за этого.

П.К.:  Какова нынешняя политическая ситуация в Германии? Какова роль левых сил в этой ситуации?

Б.Р.: Ультраправые сейчас находятся на подъеме (Альтернатива для Германии) и консерваторы играют с ультраправой  риторикой, чтобы получить голоса. Кроме того, христианские консерваторы имеют большие шансы на победу в предстоящих выборах. Таким образом, мы должны оставаться сильными в борьбе против правых сил, используя для этого все необходимые средства. Мы должны быть сильными в нашей борьбе за социальную справедливость и открытые границ, даже если мы потеряем голоса из-за этого.

П.К.:  В новостях сейчас говорится об укреплении правых популистов в Германии. Что вы можете сказать нам об этом? Почему в момент, когда левые силы так необходимы, инициатива находится в руках у правых?

Б.Р.:  Правая популистская партия AfD (альтернатива Германии) находятся в промежутке между крайне правыми и нацистами, и почти 9% населения готовы голосовать за них. Примерно столько же, сколько голосуют за нас. Они впервые появились в качестве анти-евровалютной партии, выступая «против диктата ЕС», а затем трансформировались в анти-иммиграционную партию из-за страха «иммиграционного наводнения». Они используют страх перед социальной обездоленностью, чтобы представить себя в качестве «спасителей рабочего класса». Но на самом деле, они являются правыми неолибералами и их цель — получить власть для себя и заработать на этом деньги. Из-за того, что мы стали интеллектуалами с нашей программой и нашими решениями, обездоленные люди больше не могут понять нас, поэтому крайне правые используют простые слова в качестве «ответов» (которые не являются ответами), чтобы предоставить «решения» (которые не являются решения)  трудных вопросов.

П.К.:  Сегодня мы в Беларуси… переживаем трудные времена. И голос левых сил почти не слышен. Есть у Die Linke позиция относительно белорусского режима и событий, происходящих сегодня в нашей стране?

Б.Р.: Моя партия не имеет официальной позиции, но, конечно, DIE LINKE согласна с фракцией Европейского парламента (GUE / NGL – Европейские объединённые левые/ Лево-зелёные севера), которая осуждает действия режима по подавлению оппозиции[1].

П.К.:  Ну и в завершение, скажите несколько слов для наших читателей.

Б.Р.:  Вы переживаете трудные времена, но, пожалуйста, оставайтесь сильными и держите головы высоко. Беларуси нужна левая оппозиция, и вы —  эта оппозиция. И не стесняйтесь обращаться к нам за помощью, мы всегда готовы вас поддержать.

Показать комментарии