Социализм и рынок

Годами длившийся спор в экономической науке по вопросу о том, совместимо ли плановое ведение хозяйства с наличием рынка при социализме, разрешился теперь, можно сказать, окончательно. И не потому, что теоретики политической экономии пришли к единому мнению в ходе своих дискуссий, найдя, наконец, какие-то веские аргументы в самой теории. Нет, к завершению спора их принудила практика – эта, по словам Н.Г. Чернышевского, «величайшая разоблачительница обманов и самообольщений». Именно она, практика успешного строительства нового общества в Китае, Вьетнаме, Лаосе и Камбодже, где имеют место рыночные отношения, а политическая власть принадлежит трудящимся, убедила нас в том, что социализм без рынка и широкого использования товарно-денежных отношений обойтись не может.

Признание этого исторического факта не означает, будто социализм допускает неограниченное расширение рыночных отношений. Если бы дело обстояло так, то он никогда не утвердился бы как реальность, а оставался бы утопией, несбыточной мечтой. В действительности реальный социализм мог осуществиться и получить достаточное развитие только тогда, когда обеспечил господство общественной формы собственности в решающих отраслях экономики, приспособив и подчинив рынок системе планового ведения народного хозяйства, как это было в СССР.

Что же представлял собой социалистический рынок? Он включал в себя рынок товаров личного пользования, неосновных, в основном мелких средств  производства, а также сферу услуг. Часть этого рынка находилась в руках мелких собственников, и это нисколько не угрожало существованию и успешному развитию социализма при доминировании в экономике социалистического уклада.

В ряде стран народной демократии, ставших вслед за СССР на социалистический путь развития, такой рынок создавал конкурентную среду между частными и государственными предприятиями, между государственными и кооперативными, которая способствовала насыщению рынка товарами и услугами и повышала их качество. Естественно, что в переходный от капитализма к социализму период такой рынок не был социалистическим, однородным, так как в экономике этих стран сохранялись частнособственнические уклады ведения хозяйства.

С построением основ социализма в СССР, когда сложились две однотипные социалистические – государственная и колхозно-кооперативная – формы собственности, вытеснив по существу остальные экономические уклады, в стране образовался свой внутренний рынок, в корне отличный от капиталистического. Его принципиальное отличие состояло в том, что он исключал рынок труда, то есть куплю-продажу рабочей силы, рынок финансов, а также рынок основных  средств  производства, в том числе и земли.

Новая социальная природа этого рынка, регулируемая Госпланом, не позволяла «рыночникам» социализма заниматься спекуляцией, бесконтрольным вывозом товаров за границу, вести ростовщичество, то есть жить за счет эксплуатации чужого труда, как это имеет место теперь в условиях рыночно-капиталистических отношений.

С победой народно-демократических и социалистических революций в других странах мира социалистический рынок расширил сферу своего влияния, заметно потеснив своего капиталистического конкурента. Он позволил входящим в мировую социалистическую систему государствам широко использовать кооперацию труда, материальных и людских ресурсов с учетом интересов и особенностей каждой страны, что способствовало общему подъему экономики братских народов и обеспечивало постепенное, но неуклонное повышение материального и культурного благосостояния трудящихся.

Социалистический рынок, таким образом, являлся одним из рычагов подъема и развития нового, более прогрессивного общественного строя, он не разделял, а сплачивал народы в их стремлении жить в мире, согласии и дружбе. Мы видим, что понятие «социалистический рынок» имеет вполне реальное содержание и его нельзя отождествлять с понятием «рыночный социализм». Введенное в политический оборот так называемыми «младореформаторами» понятие «рыночный социализм» преследовало цели, разрушительные по отношению к социализму, навязывая обществу псевдонаучную мысль, будто материальным базисом социализма может быть рынок. В свое время понятие «рыночный социализм» использовали  М.Горбачев и Б.Ельцин. Позднее его взял на вооружение и президент Беларуси А.Лукашенко, что породило в умах неискушенных в политике людей немало иллюзий,  не изжитых и по сей день.

Между тем, реальная жизнь и в России, и в Беларуси всё более укладывается в колею капиталистического развития, причем со знаком минус. Так, например, в России, которая полностью капитализировала свою экономику при помощи нескольких сеансов шокотерапии, промышленное производство только за первые 5 лет реформ сократилось более чем вдвое, а в легкой промышленности – в 6 раз. Продолжая осуществлять переход к рыночно-капиталистическим отношениям (а капиталистический рынок – это господство капитала над трудом), Россия вступила в полосу затянувшегося системного кризиса. Это видно из следующих данных. Валовый внутренний продукт (ВВП) сократился более чем в 2 раза, инвестиции – в 5 раз, а финансовая система страны (центральный нерв экономики) оказалась под сильнейшим долларовым навесом США, который в денежной массе России составляет 65 %. Можно ли в таких условиях говорить о суверенитете, если вся мировая практика и экономическая наука свидетельствуют о том, что уже при 45 % чужой валюты любая страна впадает в зависимость от своего финансового донора.

Но у России ещё есть спасательный круг – её кажущиеся неиссякаемыми ресурсы, особенно разведанные и разработанные источники нефти, газа, золота и алмазов, позволяющие экономике страны относительно выдерживать безумные эксперименты реформаторов и держаться на плаву.

У Беларуси таких богатств нет. И республика страдает не от долларового давления, как Россия, а от хронической нехватки иностранной валюты и золотых запасов, поскольку товарная продукция нашей страны в абсолютной массе своей не конкурентоспособна на внешнем рынке и валютные поступления от ее реализации крайне малы. Ситуация  усугубляется тем, что не только на внешнем, но и на внутреннем рынке продукция отечественных предприятий вытесняется импортной, что ведет к дальнейшему затовариванию складов и хроническому дефициту оборотных средств у субъектов хозяйствования.

Где же выход из создавшегося положения? Как заявляется, наша власть пытается найти его, изменив стратегический вектор экономического развития с выпуска товарной продукции, не находящей сбыта, на коммерцию передовыми информационными технологиями. Последние действительно высоко ценятся не только в слаборазвитых странах. Но при одном непременном условии: информационные технологии должны быть подтверждены экспериментально-опытными образцами  продукции, поскольку в реальном секторе экономики они могут быть использованы только как потребительные стоимости. Обладая высоким научно-техническим потенциалом, Беларусь, однако, в настоящее время не в состоянии создать такие технологические образцы в массовом масштабе, чтобы они могли вытащить нашу экономику из кризиса. Но ничего другого реального руководство страны не предлагает. Виднейшие  экономисты Беларуси считают, что ВВП в нашей стране в долларовом выражении в конце 2014 года приближался к 76,2 млрд  долларов США,  а для стабильного и устойчивого функционирования национальной экономики необходимо в ближайшие 15 – 20 лет повысить ВВП как минимум в 2 раза.

Так, размер ВВП в Беларуси в расчете на душу населения в составляет в среднем 8 тыс. долларов  на  человека  (по данным за 2014 г.).  Расчеты показывают, что это крайне мало – на такие ресурсы невозможно обеспечить динамичное развитие страны на основе самофинансирования и рост качества жизни населения. Практика последних лет подтвердила правильность приведенных расчетов.

Поэтому вполне очевидно, что для устойчивого роста ВВП прежде всего требуются внутренние источники и резервы.  Реальным источником внутренних резервов, кроме природных богатств, было и остается материальное производство как основа существования жизни и богатства страны. Поэтому необходимо большую долю внутренних и внешних инвестиций направлять непосредственно в производство, дифференцируя оплату труда работников в зависимости от его количества и качества, а также условий, в которых совершается труд. Повышение материальной заинтересованности будет способствовать росту производительности труда и качества выпускаемой продукции, сделает наши товары конкурентоспособными на внешних рынках и увеличат валютные поступления от их реализации. И тем самым будет решена главная задача: обеспечена независимость национальной экономики Беларуси  от валютных спекуляций и финансово-экономических кризисов зарубежья.

Между тем в последнем выступлении  перед журналистами и   представителями различных организаций президент А.Лукашенко заявил, что власти не намерены что-либо ломать и будут придерживаться существующей в Беларуси модели социально-ориентированной  рыночной экономики.

Признавая многое из того, что было достигнуто в республике, мы вынуждены заявить, что эта модель в неизменном виде  уже устарела, поскольку в лучшем случае может лишь законсервировать или стабилизировать достигнутый экономический потенциал, но не развивать его. А под моделью социально-ориентированной экономики будет, как и прежде, формироваться ползучий капитализм.

В чём конкретно выражается историческая тенденция развития современности?  Она заключается в том, что современное человечество  уже не укладывается  в прокрустово ложе капитализма, порождающего финансово-экономические кризисы, политику экспансии и войны. Народы мира ищут выход из создавшегося состояния и находят его в создании более справедливых общественных объединений, в том числе ориентирующихся на социализм. Примером построения такого общества служит практика Китая, Вьетнама, Лаоса,  Камбоджи и других стран социалистической ориентации. Так, Китайская Народная Республика, преодолев отсталость и бедность, строит новое справедливое общество – социализм с китайской спецификой, опираясь на три теоретические источника: марксизм-ленинизм, идеи Мао Цзэдуна и эволюционную теорию реформирования экономической модели общества, созданную преимущественно Дэн Сяопином. И за последние 20 лет под руководством Компартии Китая ВВП вырос с 3 % до 20 % мирового уровня. Промышленность Китая вышла на 2-ое место в мире, а по объему производства на первое место, обойдя в 2017 году США и Японию по доле в экспорте высокотехнологичной обрабатывающей продукции. Современный Китай – лидер по производству коммуникационного оборудования, стали, морских судов. Он полностью обеспечил себя продовольствием и стал экспортёром значительных объемов сельхозпродукции. Коммунистический Китай находится в авангарде мирового научно-технического прогресса, занимает лидирующие позиции в области научных исследований и опытно-конструкторских разработок. А Россия за последние 20 лет уменьшила ВВП с 20 % до 3 % в 2014 году.

Таким образом, мы хотим подчеркнуть, что альтернативы социализму в современных условиях не существует. Уже сегодня во всём мире под знаменем Великого Октября более 1,5 млрд людей своей целью поставили строительство социализма – общества социальной справедливости, мира и гуманизма.

Показать комментарии